Евгений Бабушкин (herr_hantenbein) wrote,
Евгений Бабушкин
herr_hantenbein

Песенка песенок



Глава вторая

1. Ещё Таисия показала рыжий чемодан.
—Знаете, что там?
—Знаю, — сказал Энди, — оружие и кокаин. И запасной лифчик. Синий в оранжевый горох.
— Мы живём бок о бок чёрт-те сколько, твои волосы вмылились в моё мыло, а ты до сих пор не знаешь, какие лифчики носят настоящие женщины. Там костюм красной белки.
Она раскрыла чемодан, и в чемодане был костюм красной белки.
—Вам бы тоже подходящую одежонку, товарищи. Мы поедем в райцентр. К дядьке.
—У тебя дядька?
—Это некий общий дядька. Очень важный.

2. Однажды электричка была полна измученных женщин. Энди стал кадрить попутчиц.
—Милая! У вас и груди, и глаза круглые. Откуда вы такая красавица?
—Пошёл на хуй, ёбаный в рот, — ответила женщина голосом покойника.
Энди загрустил.
—Расскажи чего-нибудь, —попросил он.
—Хорошо, —сказал Зацовер. — Одна девочка, приятная такая, с длинной белой косой, попала в беду. В городе был большой пожар, огонь падал с неба, и вся семья у ней погибла, все сгорели огнём. Шла она по дороге, плакала и хохотала. А навстречу ей добрый мужик, в пиджаке и в рубашечке. Пожалел он девочку и дал ей деревянную чурку. «Вот тебе новые папа и мама, вот тебе новый дом, вот тебе новый пёс Полкан». Девочка обняла чурку, надела на неё вязаную шапку, засмеялась, взяла пулемёт и убила всех, а потом упала в озеро и утонула. Те, что остались, стали думать. Решили, что, наверно, в чурке содержались отравляющие вещества, что, наверно, от них девочка сошла с ума, в следующий раз надо будет дать ей, наверно, другую, экологически чистую игрушку.

3. Почти уж ночью Зацовер, Энди и Таисия вошли в райцентр. Заколоченные дома не отбрасывали тени. У фонаря стоял коротко стриженый человек и рассматривал пустой шприц.
По улице вихляли серые автомобили, в них орали и бил барабан. В конце аллеи искалеченных тополей стоял огромный бетонный сарай с лампочкой. Это был дом культуры. Энди прищурился и прочитал нараспев:
— Вокальная студия «Солист». Клуб для пожилых «Вторая молодость». Шахматный клуб «Ладья». Театральная студия «Фантазёры». Весело здесь живут — умереть забыли!
—Пустое место, —сказал Зацовер.
—Тут нет ничего, — сказал Энди.
—Это место, полное значений, — сказала Таисия и облизнула рот. — Днём тут руководит хорошая женщина, она пыталась дать нам взятку блинами с мясом.
—Зачем взятку?
—Просто а вдруг. А ночью здесь дядька.

4. И вошли они в кинозал с вывороченными деревянными креслами. У потолка вполсилы трещали лампы.
—Однажды тут снова покажут кино, —сказала Таисия и хихикнула,— большой корабль пальнёт по большому дому, каменные звери оживут от ужаса и на ступени рухнет женщина с расколотым лицом. И всё под музыку.
Зацовер посмотрел на Таисию, и увидел, что даже в жёлтом свете у неё совершенно белая шея.
—Я тоже люблю кино. Больше жизни. И я думаю, — сказал он, — здесь покажут яблоки. Красивые толстые яблоки под дождём. Долго. И под музыку, чёрт подери.

5. Кресла вздрогнули, на свет выполз мужчина. Он был грязно-рыжий, как нечищеная морковь. Правая рука запуталась в бороде. В белых глазах трепыхались зрачки.
— Здравствуй, дядька Витька. — сказала Таисия и поклонилась мужчине в ноги. — Я тебе привела вот двоих. Их бы приодеть.
Что, не сволочи? — спросил мужчина. — А то был тут один — так сволочь. Я ему в рыло дал, пусть катается по свету. Отвечайте вежливо.
Мы не сволочи. Я Зацовер.
Кто такой?
Одинокий человек умственного безделья, — сказал Зацовер и скривился. —А вы кто такой?
— Что, сектант какой-то или русский мыслитель? А то у меня изжога от всей этой поебени, — сказал Энди Свищ.
Нет, — сказал рыжий мужчина и его взгляд встал, — Я портной. Я здесь давно живу, при доме культуры. Нахватался. Шил костюмы для утренников. Видел Снегурочку изнутри. Деда Мороза без портков. Жил и шил. Шил и жил. Вот теперь и для вас кое-что сделал. Такая одёжка, что вы сразу в ней кем надо будете. Только вначале проповедь. Таська, посади товарищей.

6. И сказал дядька Витька:
В храме божием бывали? Кругом источники света. Но темно, как под юбкой. Жарят отличные песни. Но никто не подпевает. Вроде Пасха давно прошла и больше не будет, но на улицу не хочется — некуда. Толпа и пустота. И вдруг ты слышишь странный звук: дышат люди. Думают о всяком дерьме, но дышат в лад. Батюшка пьяный придурок, а дьякон спит с выдуманной овцой, но и они дышат, хриплый у них вдох-выдох. Ты чувствуешь кожей и ухом, как душно кругом и надышано. Понятно, да? Вот сейчас с тобой то же самое происходит, пока ещё не самое важное, но жить уже погорячей. Время скрутило твоё слабое брюхо. Вроде жизнь была — будто полон рот мятой бумаги, годы царапали горло. А сейчас чувствуешь: кругом уже живые люди. Дышат. И минуты ползут, как вши по яйцам. И тебе больно, ай больно, ай больно, блядь, тебе становится за всё бездарное и пустое, и ты ешь ладони от боли. Доброе утро. Конец теоретической части.
Рыжий мужик перекрестился и добавил буднично:
— Было дело, девочка сняла с вас мерки, пока вы лежали от водки. Вещи готовы, из подсобки заберёте. Как наденете — сразу полдела, всё поймёте. В карманах там весёлые штуковины. Бог создал удивительных и всяких тварей, а товарищ Макаров придумал так, чтобы все были одинаково мёртвые. Не слишком-то бабахайте. А теперь уходите в город, — сказал дядька Витька, махнул головой и пропал под мебель.

7. Дары лежали в непонятных мешках. У Энди оказался костюм бутерброда с весёлым соевым мясом. У Зацовера — костюм небоскрёба с человеческими глазами. Свой костюм красной белки Таисия оставила в городе, в чемодане. В карманах лежало по пистолету системы «Макаров»— Таисия сказала, у неё такой же.

8. Утром райцентр был тих. Зацовер шёл и чувствовал во рту загадочный металл. Солнце обнажило кривые дома и пустые кусты. Луч упал на рекламный щит в три человеческих роста — нарисованная от руки Золушка с глазами разного размера. По Золушке ползли слова с развратными завитушками: «Тут не так-то просто взять вот так вот и поменять вот так вот свою жизнь резко и внезапно. Мы тут зажаты в рамках маленького пространства, где прошлые неудачи нам постоянно припоминаются в совершенно неожиданных ситуациях. Знай и люби свой город». Ниже, мелкими буквами: «По заказу районной администрации». Ещё ниже, старательной детской рукой: «Дед Мороз и Снегурочка — хуй и пизда».
Зацовер, Энди и Таисия медленно шли к станции, почти счастливые от бессонницы и бессмыслицы.
—У меня есть двести миллилитров водки, —сказал Энди Свищ и достал из ниоткуда бутылку. — Выпьем за то, чтобы однажды проснуться в кино.
Они выпили водки, и жизнь сделала ещё один круг.

9. Электричка смердела всё так же и была, кажется, всё та же, они поставили мешки в проход, пассажиры запинались и скучно, автоматически матерились.
—С тебя притча, Зацовер, — сказала Таисия. — Коротенькая.
Зацовер сказал:
— Встретились как-то раз Гамлет, Фауст и герои итальянских опер, такие, знаете, в сюртуках и жабо. И начали разговаривать.«Не грузи», —сказал Гамлет призраку.«Не еби мозги», — сказал Фауст пуделю.«Relax, take it easy», — спела Сюзанна, и Фигаро смолчал. Дальше ничего не было, ни трагеди, ни комеди, ничего.
Если я когда-нибудь спою так же, выстрелите мне в рот, пожалуйста.
Зацовер решил, что слишком много думает о своём теле и начал думать о телах других людей.
Вскоре все кое-как уснули, и поезд качал их.
Глава третья
Tags: песенка песенок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments